Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

СИБИРСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

Вторник, 20.11.2018
МАНГАЗЕЯ ГОРОД

Первое русско-зырянское примерно к 1572 г. В 80-е гг. торгово-промышленное пред- XVI в. об этом поселении приятие на р. Таз относится стало известно богатым купцам-промышленникам Строгановым. Первая неудавшаяся попытка включить эту территорию в государственную была предпринята в 1598 г. В 1600 г. под командованием князя М. Шаховского и Д. Хрипунова был послан отряд казаков с наказом поставить здесь город. Однако из-за сопротивления ненецких племен отряд был вынужден остановиться в торгово-промышленном городке на мысу, при впадении р. Осетровки в р. Таз, в 200 верстах от Тазовской бухты. В марте 1601 г. началось строительство первого государева острога, которое было окончено летом с приходом второго правительственного отряда под командованием князя В. Масальского-Рубца и С. Пушкина. Выбранная под строительство площадка с запада ограничивалась Ратиловским логом, с востока — р. Осетровкой (Мангазейкой), с юга — р. Тазом, а с севера — тундрой. Острог был четырехугольный, огороженный частокольным тыном. На углах, по-видимому, размещались воеводский двор, съезжая изба, амбар и Троицкая церковь.
В 1607 г. воеводой Д. В. Жеребцовым «зарублен город Мангазея». В 1625 г. общая длина городовых стен по периметру составила около 280 м, а площадь города — около 4000 м2. Стены были выполнены в технике город-ней с элементами тарасной конструкции. На углах стояло 4 глухих башни: Давыдовская, Зубцовская, Ратиловская и Успенская. На южной стороне, между Зубцовской и Успенской башнями, находилась самая высокая Спасская проезжая башня, достигавшая в высоту 12 м. Самой маленькой по высоте была Ратиловская башня — около 8 м. Самой массивной была Давыдовская башня со сторонами в 4 сажени и в высоту около 9,5 м. Успенская и Зубцовская башни в высоту достигали около 8,5 м. Все башни были четырехугольными. Наиболее высокой была городовая стена между Давыдовской и Ратиловской башнями — около 10 м; остальные стены имели высоту в 5—6 м. Над городскими стенами и башнями возвышалась Троицкая церковь. После пожара 1642 г. она была заново отстроена из кедрового леса как шатровая трехглавая церковь.



От города на юг к р. Осетровке располагался посад, особенностью которого было то, что он не обносился острогом. На посаде находились церкви Макария и Успения, а также часовня Василия Мангазейского. Здесь же располагался большой комплекс построек Гостиного двора с таможенной избой и башней с часами-курантами. Для гражданской жилой застройки Мангазеи периода расцвета характерны не только скромные избы-«клети», но и двух-, трехэтажные дома «связью» на высоких подклетях, украшенные деревянной резьбой и даже живописью. Широко применялись слюдяные окошки. Улицы важнейших городских магистралей были замощены деревянными плахами. От пристани к Гостиному двору вела лестница. Позади него размещалась основная часть посада с ремесленными мастерскими.
Город . пережил пожары 1619 и 1642 гг. и разрушения в эпоху «мангазейской смуты» 1629—1631 гг.
Служилые люди Мангазеи присылались из Тобольска и Березова посменно. К 1672 г. постоянный гарнизон города составляли 65 стрельцов. Основной массой жителей города были торгово-промышленные люди. В конце XVI — первых десятилетиях XVII в. Мангазея была социальной «отдушиной», куда бежал с Поморья морем или через Камень простой люд в поисках земли и воли. На мангазейском посаде могло проживать до 700—800 человек, а в лучшие времена расцвета тут скапливалось до 2 тыс. промышленников.
Первоначальная цель построения здесь «государева» города — установление правительственного контроля за путем-дорогой в «златокипящую» пушниной страну, создание базы для дальнейшего освоения Сибири через северный путь. Именно из Мангазеи была открыта Якутия и составлена первая карта р. Лены; отсюда были обследованы районы нынешнего Норильска и полуострова Таймыр. Сбор ясака и добыча пушнины были главным хозяйственным стимулом для жителей города. Только за период 1630— 1637 гг., далеко не лучшего времени для Мангазеи, отсюда было вывезено около полумиллиона шкурок соболей. Торговые связи города выходили далеко за пределы России и через поморские города он был связан не только с крупными компаниями России, но и, возможно, Западной Европы. Мангазея была крупным ремесленным центром, в котором были представлены почти все ремесленные специальности, характерные для большого города. Можно говорить о высоком совершенстве литейно-металлургического производства, для которого использовались медно-никелевые руды Норильского месторождения, промышленная разработка которых началась только в начале XX в. Большого искусства достигло также и косторезное ремесло. По нашим данным, в 1654 г. в городе работало около 50 ремесленников. По терминологии XVII в. Мангазея — непашенный город, где в силу природных условий хлебопашество было невозможно. Хлеб вначале доставлялся из Тобольска через Березов «морским ходом» через Обскую и Тазовскую губу. С постройкой в 1637— 1639 гг. Дубчесской слободы (Ворогово) на р. Енисее снабжение   хлебом   улучшилось, но трудности не исчезли. Отсутствие земледелия не помешало горожанам заниматься другими сельскохозяйственными занятиями.
Крупнейшим народным движением того времени была «мангазейская смута» между двумя мангазейскими воеводами: А. Ф. Палицыным и Г. И. Кокоревым в виде вооруженных столкновений с применением пушек. Однако по сути своей это было вооруженное восстание торгово-промышленного посада против царской администрации.
На городовой печати 1635 г. был изображен олень, а около него вырезано: «Печать государева земли сибирские Мангазейскова устна».
Для Мангазеи характерно несколько этапов развития: от промыслового городка — к крупному «государеву» городу как большому социально-экономическому, политическому и культурному городскому поселению. Исследователи насчитывают с 1572 по 1672 г. шесть этапов развития города, когда он со всем населением и постройками был перенесен в Туруханское зимовье.
Оставление Мангазеи было вызвано рядом причин как объективного, так и субъективного характера. Прежде всего с середины XVII в. заметно сказалось общее изменение путей сельскохозяйственной и промышленной колонизации Сибири, перемещение основного потока движения населения на юг. Мангазея оказалась в стороне от основных путей развития, а также в слабо заселенном русским населением районе. Сказалось и определенное оскудение пушных промыслов. Тормозящее влияние оказало также запрещение в 1613—1619 гг. «морского хода» из Поморья. Все это сделало экономически невыгодным содержание большого заполярного города. Тяжесть феодальной эксплуатации местного коренного населения при сборе ясака   вызывала ответные многочисленные восстания. Кроме того, недальновидность тобольской и енисейской администрации, доказывающей в Москве необходимость закрытия города, не способствовала его развитию.
Мангазея внесла весомый вклад в формирование русской культуры Сибири XVII в. Прежде всего, здесь был накоплен известный исторический опыт хозяйственного и градостроительного освоения северных заполярных территорий, который имеет не только российское, но и всемирно-историческое значение. Мангазея выработала стойкие формы общественного мирского самоуправления, которые впоследствии были использованы в других сибирских городах, как, например, в Енисейске. В исторической перспективе борьбы русского народа с самодержавием данная форма общественного устройства наряду с традиционным казачьим «кругом» была одной из альтернатив развития России, которая не раз проявлялась в различных восстаниях и волнениях народных масс в Сибири.
Весомый вклад внесла Мангазея в историю русских географических открытий. Само ее существование связано с зарождением и развитием северного морского судоходства; именно отсюда уходили казачьи отряды для обследования новых «землиц» в Якутии, на Таймыре, в низовьях Енисея. С Мангазеей связаны имена таких замечательных землепроходцев Сибири, как торгово-промышленный человек Л. Пянда, Е. Хабаров, казак К. Иванов, стрелецкий сотник У. М. Ремезов.
Мангазея явилась одним из центров создания сибирской исторической прозы. Несмотря на краткость существования города, в нем получило развитие городовое летописание; было создано одно из первых литературных произведений Сибири: «Сказание о Василии Мангазейском».
Ныне — Сидоровский, поселок Красносельского района Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области. Пристань на правом берегу р. Таз, в 1,5 км от древнего Мангазейского городища.

Яндекс.Метрика